Разговор с проводником | СВЕЖИЕ НОВОСТИ

Разговор с проводником

Поезд Саратов-Москва длинной змеей улегся на втором пути станции Мичуринск-Уральский. На соседних путях стояли другие составы, отсекая пассажиров от первой платформы вокзала. Только узкая асфальтовая дорожка второй платформы оставалась в доступности для пассажиров двух междугородних рейсов. Они там и расположились, кто в тапочках, кто в шортах, кто с сигаретой в зубах, чтобы размять затекшие конечности или подышать «свежим» ночным воздухом. Остановка длилась двадцать пять минут по моим соображениям вполне достаточно, чтобы обогнуть пять вагонов и добраться до привокзальной платформы и купить в ларьке пару сосисок в тесте, съесть их и запить соком.

На счастье ряд из ларьков начинался практически с самого края платформы, поэтому с покупкой провизии заминок не было, если не обращать внимание на цены. Сосиска в тесте утренняя, а солнце давно зашло, стоила 60 рублей. Пол литра сокосодержащего напитка 70 рублей. Как говорится, за удобства надо платить и хозяин ларька на краю привокзальной платформы тоже был в курсе маркетинговых дел. Итого поздний ужин под открытым мичуринским небом обошелся незапасливому пассажиру в 190 рублей. С одной стороны — не много, с другой — не мало, но поздний ужин я приплюсовал к цене билета в 2000 рублей на верхней полке в вагоне купе и получилось вполне стандартная сумма в 2200 рублей для поездки из Тамбова в Москву.

Проглотив первую сосиску в тесте у ларька, вторую я решил дожевать рядом со своим вагоном, так спокойнее, чтобы поезд не упустить. На третьем пути состава уже не было и зеваки могли с любопытством наблюдать, как ФСИН этапирует своих подопечных из поезда на автомобилях с решетками и мигалками. Процессия продвигалась достаточно медленно, чтобы не передавить пассажиров на платформе, две служебные машины задним ходом пятились восвояси. А я как раз добрался до входа в свой вагон.

Рядом со входом стола женщина-проводник среднего возраста, не помню с чего, но разговор завязался и плавно перешел на «профессиональную» тему не для меня, конечно, а для нее.

— А Вы не знаете почему вагоны дали старые и без биотуалетов?

— Это хорошо, что старые и без биотуалетов. Сейчас жарко, а многие станции у нас не приспособлены для откачки из биотуалетов. Машины подъехать не могут. Вот, и приходится с «полными баками», так сказать, ездить. А от них воняет так, что мама не горюй. Недавно пять дней с переполненными биотуалетами ездили и мы — проводники и пассажиры просто вешались. Так что хорошо, что вагоны старые.

— Что в Москве и Саратове не сливают?

— Когда полные сливают, а когда не полные, могут и не сливать — дорого это. Отправляют в следующий рейс. Это сейчас написано, что Саратов-Москва, но состав могут снять с этого маршрута и вместе с персоналом направить по другому направлению, где конечные станции в небольших городах. Там с этим еще хуже. Вот, пассажиры думают — биотуалет и льют туда воду без конца, бумажки бросают, а на самом деле они очень быстро переполняются и тогда уже все зависит от обстоятельств. Оперативно этим никто заниматься не будет.

— И сколько часов в день Вы работаете?

— Сколько часов? (улыбается). Пока поезд едет столько и работаем — сутки туда, сутки сюда и это без смены. Поспать получается не всегда. Бывает, один рейс заканчивается и нас всех отправляют на другой. Последний раз так семь суток каталась. Скажите мне, как человек может 7 суток не спать? Вот и происходят разные эксцессы: то посадить кого не успеваем, то дверь открыть, чтобы выпустить. Мы просыпаем, а страдают пассажиры.

— А почему у Вас смены нет?

— Проводников не хватает. Студенты работать не идут, даже на подработку, зарплаты маленькие, а нагрузки большие. Сейчас вообще в РЖД практикуют один проводник на 2 вагона.

— Это как?

— Приходишь в вагон садиться, а на двери стрелочка висит с надписью — вход в другом вагоне. И, соответственно, двойная нагрузка на проводника ложится. Женщинам особенно тяжело, например, с бельем. Это какое количества белья нужно перетаскать. Я на станции 100 рублей отдала мужику, чтобы он тюки с бельем мне на вторую полку забросил. Тюки неподъемные, сил нет. Как новый рейс, так недокомплект, то ложек не досчитаешься, то белья, а проверяющему все равно, нужно поезд принимать, а он ушел на обед. В купе едут четыре человека, а вешалок только две. Люди платят за комфорт, а у них даже вешалок не хватает. Я пожаловалась недавно, не знаю где, но вешалки они раздобыли.

Вот, Вы думаете почему кондиционер не работает в вагоне? Прохладно несколько дней было, руководство экономило и “забыло” фреон залить. Теперь жара, а кондиционер не работает — фреона нет. Люди платят дополнительные деньги за купе, а получают… Ну, Вы сами видите что.

— Это точно. Старые вагоны без кондиционера, биотуалета и вешалок.

— Да, что вешалки, у меня на весь вагон пять подстаканников. Пять, а стаканы влезают только в три! Как так можно? Как я могу подать стакан с кипятком пассажиру без подстаканника? А если он обварится этим кипятком? Руководство отнекивается тем, что мол у нас класс обслуживания 2К. А что, если 2К, то там не люди едут?

Бардак кругом. Считывающее устройства плохо работают. Человек пришел с электронным билетом, а мы его посадить не можем, зависло устройство. Это очередь создает, толкотню. А если время посадки небольшое, сами понимаете, скандалы происходят, нервы. А платят нам по ставке — 70 рублей в час.

— А если Вас двое проводников?

— Так же по 70 рублей.

— Т.е. Вам за работу за двоих не доплачивают?

— Нет, если сразу за двумя вагонами следить, то тогда выше оплата.

— А Вы можете отказываться работать, если тяжело, вагоны не принимать?

— Не хочешь не принимай вагон, не расписывайся, тебя отправят в чужой бригаде на другое направление, работай там с «чужими» людьми. Но опять же, работать придется. Жить как-то надо…

Просвистел гудок. Поезд должен был вот-вот тронуться. Мы с проводником разошлись по своим делам. Вернее, она по делам, а я отправился в допотопное купе спать, время было позднее. Со мной в купе ехала семейная пара с шестилетним ребенком, женщина к тому же была беременна. Семья занимала две нижних полки и одну верхнюю. Мне вспомнилось новое веяние в РЖД — продавать нижние полки дороже верхних, теперь старикам, беременным женщинам, детям приходится выкладывать из карманов больше за комфорт спать ближе к полу. Вспомнился и навязанный пассажирам в купе прием пищи, который явно не удешевляет билет и страховка жизни вспомнилась при покупке билета «на выбор» от разных фирм за 120 рублей.

Потом свое слово сказали духота и отсутствие кондиционера. Беременная женщина так и не смогла заснуть и уже с четырех часов утра сидела и смотрела в окно, часов с пяти ее поддержал муж. Я в полубреду и полусне провел ночь на кривой верхней полке мокрый от пота. Еще старый вагон грохотал и скрипел так, что были мысли, а не развалится ли он на одном из поворотов? Хорошо поспала только шестилетняя девочка, утром она была бодра и весела.

Интересно, а ее дети будут ездить на этих же вагонах и застанут ли они этот бардак под названием капитализм? Смогут ли нынешние родители вернуть своим детям и внукам светлое будущее? С такими «радостными» мыслями не выспавшийся с вокзала я отправился по утренней Москве к своей семье, а потом на работу.

К.Поляков


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*